Ресторан «Старая таможня»

23 ноября 2003


Тарелка, на которой подали эти самые медальоны из телятины, была красивая четырехугольная антрацитового цвета. Но то ли ее плохо вымыли, то ли вытерли не очень чистой тряпкой, но она вся была в грязных разводах, которые становились заметны лишь под определенным углом. В конце ужина я об этом заметил официантке. Но как ни в первом случае, когда мы остались не довольны комплиментом от шефа с несвежей икрой, так и в этом – никто к нам не подошел: ни шеф (ах, да, его же не было!), ни администратор.

Я давно мечтал побывать в этом ресторане – все-таки старейший гастрономический ресторан Санкт-Петербурга, считающийся одним из лучших.

И воскресный вечер для посещения – не самый худший вариант. Это ведь по понедельникам обычно в ресторанах мертвый день… И все же, несмотря на то, что мы пришли в выходной день, у входа машин не было, только перед нами остановился микроавтобус и высадил группу из четырех или пяти человек-иностранцев. Ну, хоть будем в ресторане не одни. Ресторан оказался достаточно большой, но очень уютный. Низкий сводчатый потолок старого подвала, точечный свет над столами, стоящими в центре, а над крайними – нависающие зеленые лампы. В этом есть что-то домашнее.

Части зала отгорожены деревянными перегородками с маленькими прямоугольными стеклышками, которые благодаря своим скошенным краям преломляют свет бриллиантовыми отблесками. Это создает праздничную атмосферу. Мы выбрали большой круглый стол в центре зала, рядом с компанией иностранцев. Через какое-то времени в ресторан пришли еще люди. Все они занимали столики вокруг нас. Так сразу стало веселее. И хотя в зале нас было человек 15-20, казалось, что ресторан заполнен. А когда заиграла музыка (джаз и впрямь оказался хорош), настроение подскочило на самый высокий уровень. Да, не зря мы все-таки выбрали этот ресторан! Комплимент от шефа в виде тар-тара из лосося с красной икрой вызвал у нас за столом оживленную дискуссию. Моей жене показалась не очень качественной и несколько странноватой икра, а жене моего друга сам тар-тар из сырого лосося показался не свежим. Она даже отказалась его есть дальше! Ну что взять – женщины! Они такие эмоциональные! Не скажу, что комплимент был превосходным. Икра и впрямь была странноватой, по-видимому, давно полежавшей. Скорее это и повлияло на вкус тар-тара, что вызвало у нас такую реакцию. Но это ж комплимент от шефа! Платить за него не надо. Не хочешь, не ешь! Хотя, честно говоря, для такого гастрономического ресторана такой комплимент – дело недопустимое. Когда принесли мою закуску – филе перепелки, обжаренное в масле грецких орехов с кусочками гусиной печенки – фуа гра, я напрямую спросил официантку, что, наверное, сегодня нам просто не повезло и француза, шеф-повара, на кухне нет. Мое предположение оправдалось! Как назло, именно в это воскресенье знаменитый на весь Петербург француз Ромен Оливье не вышел на работу. Только этим я могу объяснить, что в моей закуске украшение блюда – яичница с миниатюрным «глазком» перепелиного яйца была приготовлена заранее. Яйцо было совсем холодным, уже несколько привядшим и имело запах холодильника – видимо, было приготовлено г-ном Оливье заблаговременно. Эта холодная закуска показалась мне не очень изысканной. Мяса на бедрышке перепела – кот наплакал. И, вообще-то, от «филе» ожидаешь мяса без костей. Но главное – вкус. У канарейки, простите, перепелки, мясо было чуть суховатым. И мне совершенно не хотелось смаковать и обсасывать эту косточку-филе. Сопровождавшие все это маринованные овощи, как мне показалось, сильно упрощали блюдо. Правда, кусочки фуа гра были вкусные. Далее был суп. Прозрачный куриный бульон – консоме, приправленный фенхелем с кусочками утиной печенки и…лисичками. Супчик, в принципе, был неплох. Особенно хорошее сочетание нежного куриного бульона со сладковатыми кусочками жирной фуа гра. Вот только маринованные лисички, мне кажется, были не отсюда. На горячую закуску был зеленый аспарагус с соусом «холлардейс». Если бы не излишняя густота этого мудреного «холлардейса», под которым скрывался голландский соус, блюдо можно было бы считать удачным. Спаржа была сварена правильно – не переварена и в меру хрустящая. Однако эту изысканную спаржу сопровождали почему-то маринованные лисички. «В огороде – бузина, в Киеве – дядька!» Видимо, мосье Оливье считает, что русская публика предпочитает пить водку. А как тут обойтись без маринованных грибочков! Самым удачным в «Старой таможне» было мое горячее – турнедо из говядины Россини. Мясо и впрямь было вкусное. Куски говядины толстые. Мясо внутри – розовое. Мягкое. Может, чуть-чуть с краев прихватило больше чем нужно. Соус на основе крепкого мясного бульона – самый, что ни на есть классический. Кусочек утиной печенки, правда, несколько не эстетично растекшийся на куске мяса, привнес гастрономическую сладковатость и изысканность. Это было вкусно. Кстати, и не очень дорого. Скажем, филе Россини в московских ресторанах стоит обычно 35-40 долларов. Иногда и больше. А здесь - 29 . Напоследок несколько ложечек дегтя. У моей жены на горячее были медальоны из телятины с кусочками свежего инжира и пюре из тыквы с лесными грибами и соусом из красного вина. В меню написано очень привлекательно – это блюдо хотелось непременно попробовать. Честно говоря, это блюдо оказалось не очень вкусным. Мясо было так себе. Не было и гармонии в ансамбле. А обещанное пюре из тыквы оказалось картофельным пюре лишь с небольшим добавлением тыквы. Я думаю, это самодеятельность русского сушефа. Только Оливье за порог, он тут же подправлять всю эту чертову гастрономичность привычными для русского человека блюдами. А, может, просто тыква закончилась... Тарелка, на которой подали эти самые медальоны из телятины, была красивая четырехугольная антрацитового цвета. Но то ли ее плохо вымыли, то ли вытерли не очень чистой тряпкой, но она вся была в грязных разводах, которые становились заметны лишь под определенным углом. В конце ужина я об этом заметил официантке. Но как ни в первом случае, когда мы остались не довольны комплиментом от шефа с несвежей икрой, так и в этом – никто к нам не подошел: ни шеф (ах, да, его же не было!), ни администратор. И последнее. Для такого гастрономического ресторана (здесь я ни капельки не иронизирую - ресторан действительно один из лучших в Питере!) совершенно не достойные бокалы из простого стекла. Пожалуй, могли приобрести что-нибудь посолиднее. Если уж не Ридель, то хотя бы какой-нибудь дешевенький Шотт-цвизель. И столовые приборы кольчугинского завода не для ресторана Высокой французской кухни… Я намеренно в этой заметке заострил внимание на недостатках, с моей точки зрения, очень серьезных для заведения, которое позиционирует себя как лучшее в городе. Оно и могло бы им быть, но вот что-то этому мешает.