Гордон Рамзэй

17 января 2004


Я все время боялся, что здесь будет очень кичливо (не от слова «китч», а в смысле заносчиво и высокопарно), так как дозвониться и сделать заказ необходимо было ровно за месяц, не раньше, ни позже, с 9 (!) часов утра. Позднее, сказали, мест может уже не быть. Потребовали еще и номер кредитной карточки! Это из-за того, что я не житель Великобритании. Дискриминация какая-то!

Комплимент привел в восторг: тончайшие картофельные чипсы, промеж которых какой-то сыр с необыкновенным вкусом и ароматом трюфелей. Тут же в маленьких вафельных рожках был подан тартар из подкопченного лосося с черной икрой. Комплименты говорили о многом. Это даже несколько пугало: а вдруг основные блюда будут не такими… вкусными. Еще один комплимент принесли чуть позже. Три фарфоровые ложечки, содержимое которых нужно было съесть в определенном порядке. Сначала кубики ароматного желе из помидоров, затем небольшой кусочек своеобразного пате из утки с грибами и ароматом трюфелей, а уж потом некое подобие Цезаря. Меньше чайной ложечки необыкновенного освежающего соуса-майонез, тончайший кусочек курицы, прикрытый очень нежной хрустящей гренкой, а сверху - лепесток пармезана. Все вместе это имело необыкновенно гармоничный вкус и очень приятную консистенцию: гренка с легким хрустом растаяла во вкуснейшей заправке, соединилась с нежной курицей и хрупкой пластинкой сыра пармезан. Хотел еще попросить ложечку, но было неудобно – комплимент все-таки! Обслуживание на самом высоком уровне – очень внимательный метрдотель, говорящий по-английски с сильным французским акцентом, что привносило очаровательный шарм. Персонала на маленький неудобный зал очень много, когда я однажды оглянулся на стоявшую чуть позади меня на маленьком столике бутылку вина, официант появился тут же и наполнил бокалы. Бокалы хорошей правильной формы. Для белого вина и воды с эмблемой Ридель. На бокалах для красного никакой эмблемы не было, но они были такие же приятные – из тонкого стекла, правильной формы. Винная карта достаточно богатая – около 50 страниц. Все регионы. Много вин из Новой Зеландии и Австралии. Все громкие имена есть от «Пенфолдс грэндж» до «Опус Ван». Я не говорю уж про Лафиты, Обрионы и Романе Конти. Попалось несколько старых французских вин, вроде Тальбо 1929 года. Я все время боялся, что здесь будет очень кичливо (не от слова «китч», а в смысле заносчиво и высокопарно), так как дозвониться и сделать заказ необходимо было ровно за месяц, не раньше, ни позже, с 9 (!) часов утра. Позднее, сказали, мест может уже не быть. Потребовали еще и номер кредитной карточки! Это из-за того, что я не житель Великобритании. Дискриминация какая-то!

Гордон Рамзэй, шеф-повар ресторана – звезда кулинарных телешоу, которые сегодня в Англии безумно популярны. Он же – автор нескольких кулинарных книг, которые выставлены в витринах многих книжных магазинов. Короче, я боялся, что мишленовская оценка в данном случае будет несколько завышена. Все-таки три звезды!.. Но зал оказался таким неуютным, публика такой разнообразной (кто-то в декольте, кто-то в свитере), а еда такой вкусной, что я, скорее сочувствовал Рамзэю, чем был настроен против него. У меня на закуску был большой равиоли с начинкой из лангустин и шотландского лобстера с очень вкусным слегка пряным соусом. На горячее – нежнейшая грудка голубя с кусочком фуа гра. Тут же – кусочки слегка отваренных овощей: очень вкусная свекла, сохранившая естественный вкус, морковь, спаржа. Соус принесли отдельно в соуснике и полили им голубя у меня на тарелке. Соус трюфельный, потрясающий, «вылизал» весь. Все блюда, которые заказала наша маленькая компания, были с различными соусами, все были поданы отдельно. И это здорово! Во-первых, блюдо выглядит с пылу-с жару. Четко различимы ароматы основного продукта и главенствующих ингредиентов. А, во-вторых, получается определенное действо, официанты у тебя на глазах элегантно завершают процесс создания блюда. На десерт было апельсиновое парфе с соусом из шоколада от Вальроны (одного из лучших в мире производителей элитного шоколада). Вау! Я вскрикнул, когда в серединке этого совсем не холодного мороженого оказался шарик размером с вишню с тончайшими стенками из черного шоколада, заполненный каким-то ликером. Когда я неожиданно его раскусил, во рту был взрыв вкусовых эмоций. Были и еще какие-то дополнения, преддесерты. Необыкновенно вкусные конфеты-трюфели с ароматом настоящих трюфелей. Очень интересное сорбе из черной смородины – красивое по цвету с очень насыщенным естественным вкусом ягод черной смородины. Мне показалось, что шеф-повар – в душе еще и музыкант, который играет на вкусовых рецепторах посетителей. Ему необходимо слышать эти вскрики, охи и восклицания... Лондон, 8 января 2004 года.